Обертонное пение монахов тантрического монастыря Гьюдмед 

 

Обертонное пение тибетских монахов без преувеличения можно назвать визитной карточкой Тибета. В любом фильме, в любом музыкальном произведении о легендарной Крыше Мира, вы услышите их  низкие голоса поразительной глубины и силы, приносящие с собой энергетику совершенно иного незнакомого, но притягательного мира.

 

Мало кому известно, однако, что из нескольких тысяч монастырей Тибета в этом стиле поют только два. Один из них Гьюдмед, монастырь с пятисотлетней традицией, возникший вскоре после того, как его основателю тибетскому ламе Шерабу Сенге в пророческом сне был явлен удивительный голос. Этот голос немыслимым образом сочетал в себе низкие гортанные звуки, схожие с рычанием тигра или раскатами грома, и нежные ноты мелодичного пения юной девушки…

 

Сами монахи называют свой стиль пения голосом Ямантаки, победителя бога смерти.  Поскольку лишь люди, взошедшие на высочайшие вершины духа, могут представлять себе, как именно звучит голос этого мощного просветленного существа, в монастырских текстах он сравнивается с "рокотом лавины, сходящей с заснеженных гор" или "стремительной горной рекой, перекатывающей камни".

 

Настолько многогранен и неповторим  вокальный стиль Гьюдмеда, что даже своего духовного лидера Далай-ламу его монахи встречают не трубами, как в других монастырях, но своим сильным и красивым пением. Как рассказывают монахи, этот стиль пения восхищает не только людей, но и божеств. В тибетском сообществе  дни, когда монахи Гьюдмеда упражняются в пении, считаются не слишком удачными для гадания. Дело в том, что божества, которые обычно дают правильные ответы на поставленные вопросы, в это время слишком заняты. Они все в монастыре Гьюдмед, слушают поющих монахов!

 

Исполняемые монахами древние буддийские церемонии и ритуалы до недавнего времени  можно было услышать лишь в стенах их древнего монастыря. Завораживающее звучание тибетских длинных труб, звон медных цимбал, чей причудливый танец в руках ламы по традиции сравнивают с орлами, что сражаются в бескрайнем небе, низкое гортанное пение монахов, - всё это переносит нас в Тибет, в  Страну Снегов, где искренняя любовь и чистое сострадание считаются знаками величия и совершенства.

 

Монахи монастыря Гьюдмед уже много лет путешествуют по Азии, Европе и Америке, рассказывая людям разных стран об уникальной тибетской культуре, оказавшейся в силу исторических причин на грани полного исчезновения. Исполняемые ими подлинные церемонии и ритуалы – это сокровища, которые им ценой невероятных усилий удалось сохранить для мирового сообщества.

 

В программе принимает участие  лучший голос монастыря - мастер пения досточтимый Дамчо Нима. Мастер пения является одним из самых уважаемых лам монастыря, он по традиции избирается Далай-ламой и возглавляет монашеский хор на важнейших церемониях и ритуалах.

Дамчо Нима - 

мастер пения 

монастыря Гьюдмед

ЛОТЕН НАМЛИНГ - БЕЛЫЙ ЖУРАВЛЬ ТИБЕТА

 

"Сильный человек. Сильный голос".

Его Святейшество Далай-лама XIV

 

Лотен, что в переводе с тибетского значит “Белый журавль”, - псевдоним артиста. Его настоящее имя – Намлинг Лобсанг Тензин. Сын тибетских беженцев, он родился в Дхарамсале в 1963 году. В пятнадцать родители подарили ему даньен, шестиструнную тибетскую лютню, что и определило его дальнейшую судьбу …

 

С 1989 года Лотен живет в Швейцарии. Здесь был записан альбом “Песни Тибета”, на котором собраны замечательные песни трех народных традиций – из Амдо, У-Цанга и Кхама.

 

Интерес к современной западной музыке побудил его создать проект “Тибет-блюз”, над которым Лотен работает и сейчас.

 

“В своих песнях я воспеваю прошлое и молюсь за свободу Тибета”, - говорит Лотен. И тысячи слушателей во всем мире поддерживают его в этом…

Из интервью с Лотеном Намлингом

Мои родители бежали из оккупированного Тибет в 1959 году. Они оказались в индийском городе Дарджилинге, где я родился, вырос, учился… Затем  я изучал философию в колледже Св.Стефана,  при Делийском университете.

 

Будучи еще маленьким ребенком, я проявлял живой интерес к тибетской культуре – чему во многом способствовала и сама обстановка; так, огромное наслаждение у нас, юных школьников, вызывали ежегодные представления Тибетского института исполнительских искусств. А на пятнадцатый день рождения родители подарили мне даньен, тибетскую лютню, и вскоре узнал, что это за счастье – дарить людям музыку… Даньен,  а слово это переводится как “сладкозвучный”, очень похож на лютню. У него шесть струн и длинный гриф с украшением в виде конской головы. Деку обычно обтягивают овечьей или козлиной шкурой.

 

С 1989 года я живу в Швейцарии. Западные музыканты оказали на меня большое влияние. Мне нравится играть с ними и открывать для себя удивительное многообразие новой музыкальной культуры.В настоящее время я работаю над проектом “Тибет-блюз”, где пою и играю на даньене. Разные песни – от классических до народных. Больше всего мне нравятся песни в стиле “нангма-то-шэ”, особенно – “Амалехо”, которую сочинил Далай-лама Шестой. Эту песню я любил еще ребенком; и слушая ее, я верю, что однажды вернусь в Тибет…

В 1998 году я отправился в Индию, навестить мать. Побывал в Дхарамсале, в Ладакхе – пережил так много интересного. Скажем, уникальнейший случай был со мной в ладакхских горах, у тибетской границы, на высоте четырех с половиной тысяч метров. Крошечная деревушка – несколько каменных домиков с соломенными крышами, и ни души вокруг, лишь где-то, в уголке маленького пастбища, пасется пара яков. Я глубоко вдохнул воздух Тибета – еще бы, ведь родные вершины возвышаются перед моими глазами… Вдохновленный этим, я заиграл на даньене – и тут, откуда ни возьмись, выскочил какой-то человек и принялся петь, танцевать,  как будто бы он вышел из многолетнего заточения… Стар, нищ, слеп – но в тот момент не было на земле никого счастливее, чем он… А затем – затем и вся деревня собралась вокруг меня, внимая моим песням, звучащим на вершине мира… После этого события я уверовал, что песни мои несут людям счастье. Были и другие интересные вещи – даровавшие мне силу и способность нести в мир драгоценную тибетскую культуру…

«ХУУНУУРУ» (Тува) 

Тувинская группа «Хуун-Хуур-Ту» на протяжении 10 лет является, безусловно, самым известным  в мире музыкальным проектом всего бывшего СССР (не считая исполнителей классической музыки и поп-дуэта «Тату»). 

Музыка «Хуун-Хуур-Ту» – уникальная, магическая, вобравшая в себя все наследие тувинского фольклора, традиции горлового пения,  и развивающая это наследие. Группа прочно входит в элиту world music планеты. С 1993 года группа выступила практически на всех крупнейших фестивалях world music, джаза и даже рок-музыки, дала около тысячи концертов на всех континентах, совершила 16 концертных туров по США и Канаде,  множество раз выступала во всех странах Европы, Японии, Австралии, Мексике, Гонконге, Сингапуре, Малайзии. В мире пользуются популярностью 9 альбомов группы, а также более десятка совместных работ «Хуун-Хуур-Ту» с другими музыкантами. Группа записывалась и выступала с выдающимися музыкантами самых различных жанров, такими как Stevie Wonder, Frank Zappa, Ry Cooder, Kronos Quartet,  Mickey Heart and Bob Weir (Greatful Dead),  Johnny “Guitar” Watson, Shankar, Trilok Gurtu, Fun-Da-Mental, Bulgarian Voices Angelite и др.

Во всех известных музыкальных энциклопедиях «Хуун-Хуур-Ту» называется самым выдающимся музыкальным явлением России за последнее десятилетие.

 

Группа «Хун-Хур-Ту», бесспорно, не умещается в рамках "фольклорного" жанра. Не случайно газета New York Times поместила рецензию на последнее нью-йоркское выступление квартета в рубрике "поп-музыка" (рядом с Пэйджем-Плантом). А в Греции группа прочно входит в список самых популярных артистов, а песня «Eki Attar» в исполнении «Хуун-Хуур-Ту» долгое время занимала первое место в национальных поп-чартах.

 

Песни и танцы тибетских поселений 

в исполнении труппы «Гангджонг Догар» (Калимпонг, Индия)

 

«Эти танцоры и музыканты никогда не видели своей родины,

 но всё же с гордостью и профессионализмом несут миру 

культуру Страны снегов».

Хиндустан Таймс

 

«Гангджонг Догар»,  великолепная труппа исполнителей  тибетских песен и танцев, была основана в Калимпонге, в северных поселениях тибетских беженцев  Индии. В репертуаре «Гангджонг Догар» практически весь спектр духовной и светской музыки Тибета, здесь и сакральные танцы божеств-животных, и ритуальные пляски охотников; мелодичные и протяжные народные песни и опера «Лхамо»…   Несмотря на достаточно юный возраст, музыканты и танцоры «Гангджонг Догар» уже объездили весь мир, побывали с концертами в Великобритании и Ирландии, Голландии и Франции. И везде зрителей восхищают красивые песни и нездешние мелодии Страны снегов. 

«Гангджонг Догар» регулярно выступает в тибетских поселениях Индии и ежегодно принимает участие в оперном фестивале «Шотон» в Дхарамсале, который посещает Его Святейшество Далай-лама. Визитная карточка труппы – изумительные танцы горных яков и снежных львов. Костюмы этих почитаемых в Тибете животных сшиты директором труппы, и по выразительности и детализации им нет равных в тибетском сообществе. Такое впечатление, будто эти грациозные черные яки и мохнатые белоснежные львы спустились с гималайских хребтов, чтобы рассказать людям о далеком Тибете.  

 

Бадма-Ханда (Бурятия)

Бадма-Ханда родилась во Внутренней Монголии - районе северного Китая -  в 1979году в бурятской семье. Ее бабушка и дедушка бежали от репрессий коммунистического режима Советского Союза в начале тридцатых годов XX века. Беженцы старались держаться вместе, сохраняя язык, традиции и национальное достоинство. Песни, которые поет Бадма-Ханда, - это старинные народные бурятские песни, практически забытые у себя на родине из-за многих лет подавления истинных национальных ценностей бурят и буддизма в СССР, но продолжавшие жизнь в своей первозданности в небольшой бурятской общине на территории Китая. Сейчас Бадма-Ханда переехала на родину предков и стала настоящей звездой в Бурятии. Ее уникальный голос и очаровывающая манера пения моментально завоевывает сердца слушателей вне зависимости от того, где она выступает – в маленьком клубе в бурятской деревне или в Нью-Йорке.

Она универсальна -  одинаково легко и изящно исполняет народные песни и поп-музыку. Но ее истинная любовь - это  древние народные песни, в аутентичном исполнении, которые она поет в сопровождении народных инструментов.  «Мне кажется, что призвание стать певицей, исполняющей старинные бурятские народные песни, были заложены во мне генетически, еще задолго до моего рождения. Во всяком случае, находясь в утробе матери, я точно слышала  протяжные бурятские напевы: не то их исполняла моя мать, не то я слышала завораживающие мотивы  из уст своих далеких предков. Так или иначе, я не мыслю себя без народной мелодии, чарующих звуков лимбэ и морин-хуура», - говорит Бадма-Ханда.

Послушайте, как она поет, и попробуйте мысленно пропеть за ней - у вас вряд ли получится, кажется невероятным, как долго она может продержаться на одном дыхании. Совершенно не слышно, как и когда она перехватывает воздух. Тембр ее голоса звонок и чист, и когда слушаешь, как поет Бадма-Ханда, порой кажется, что слышишь, как бежит чистый горный ручей,  как весело поют птицы высоко в небе над бескрайними степями Бурятии,  как заунывно воет ветер над скованным льдом Байкалом, а иногда представляешь, что пением ее наслаждается Великий Чингиз-Хан.

Текст Эркина Тузмухамедова

 

 

Йорял. Оркестр народной музыки (Калмыкия)

Удивительные мелодии бескрайних калмыцких и монгольских степей, инструменты с нездешними голосами и сказочными названиями:  товшур, хучир, ятха, шанз, джингинур… Эти инструменты звучали в стародавние времена, когда жили великие герои-исполины из калмыцкого эпоса «Джангр», побеждая врагов и защищая  драгоценное буддийское учение о любви и сострадании. Эти инструменты пели свои печальные песни в 40-х, когда рушились возведенные кочевниками буддийские храмы, когда расстреливали вернувшихся из многолетнего обучения в Тибете калмыцких лам, а простой народ отсылали в изгнание, в Сибирь. Эти инструменты звучат и сейчас, когда Калмыкия переживает небывалое духовное возрождение, вновь вырастают храмы, восстанавливается, казалось, утраченная навсегда связь с Тибетом.

Тибет и Калмыкия – страны с похожей судьбой, их музыканты говорят на одном языке, ибо схожи их переживания и чувства. Не случайно, так запомнилось выступление оркестра «Йорял» тибетским ламам Гьюдмеда, посещавшим Калмыкию с духовной миссией. Затаив дыхание, слушали они голоса калмыцких инструментов, и с особым вниманием - кристально чистую композицию «Утро буддийского монаха», рассказывающую об их жизни и духовном подвиге на языке музыки.

Оркестр народной музыки «Йорял» был основан в 1999 году в Элисте, его музыканты ставят перед собой цель - сохранить старинные музыкальные инструменты и уникальное песенное наследие степной буддийской республики Калмыкия.

 

 

на главную | новости | Тибет-2004 | Тибет-2005 | Друзья и партнеры | Тибетские Дома по всему миру
  2004-2017 © Региональная общественная организация по изучению
традиционного уклада жизни и обычаев народов Тибета «Тибетский дом»

107045, Москва, Рождественский бульвар, 19
Тел.: +7-499-130-42-97; +7-905-517-51-70
E-mail: moscow@tibethouse.ru   tibethousemoscow@gmail.com | Реквизиты