Интервью с государственным духовным советником Далай-ламы

16 июля 2013

Разговор с многовековым гневным оракулом, консультирующим Далай-ламу по вопросам политики.

За последние два года чувство безысходности привело более сотни тибетцев к самосожжению в знак протеста против китайского правления. Эти события поставили в затруднительное положение духовного лидера Тибета Далай-ламу и Правительство в изгнании: с одной стороны они не одобряют подобные методы протеста, а с другой - у них нет иных способов воздействия на китайскую политику. В то же время, процесс принятия политических решений Далай-ламой и другими тибетскими лидерами покрыт тайной. Например, они часто обращаются за советом к оракулам: могущественным духам, передающим информацию через медиума или кутена.

Главным государственным оракулом считается Нечунг, гневный дух-хранитель Тибета. В своей автобиографии «Свобода в изгнании», изданной в 1990 году, Далай-лама писал, что медиум Нечунг повлиял на некоторые основные поворотные моменты в истории Тибета. Например, во время тибетского восстания 1959 года, когда над 23-летним Далай-ламой нависла угроза ареста, оракул сказал ему: «Уходи! Сегодня же ночью уходи!» Кроме того, медиум указал Далай-ламе точный маршрут, по которому тот должен пойти, чтобы избежать столкновения с китайскими войсками по дороге к границе с Индией.

В настоящее время 17-м медиумом духа Нечунга является 55-летний Тхуптен Нгодруб. Рожденный в Тибете в 1958 году, Нгодуб пережил первые годы коммунистического правления Китая и в 1966 году, когда началась катастрофическая Культурная революция Председателя Мао Цзэдуна, он вместе с семьей покинул Тибет. В 1971 году в Индии он присоединился к изгнанникам монастыря Нечунг в Дхарамсале.

«Отнюдь нелегко было иметь дело с Нечунгом», - писал Далай-лама в своей автобиографии. «Во время каждой встречи необходимо было набраться терпения, чтобы дождаться его откровений. Он крайне сдержан и строг, как и любой другой великий древний старец».

Сегодня медиум Нечунга, монах в малиновой мантии с бритой головой и легкой улыбкой - привлекателен и непринужден в общении. Но и его волнует политическая ситуация в Тибете: когда в феврале я встретился с ним, он был занят подготовкой места возле своей резиденции для транспаранта в память тибетцев, совершивших акт самосожжения. Мы сидели в его доме, расположенном рядом с резиденцией Далай-ламы и храмом, и пили чай со сладостями. Данное интервью, проведенное через переводчика, для удобства сжато и отредактировано.

Foreign Policy: Можете ли Вы рассказать мне о том, как Вас впервые посетил дух Нечунга?

Тхуптен Нгодуб: Возникает ощущение, будто оракул находится внутри вас. Это чувство внезапное. Прежний медиум скончался в 1984 году. В течение трех лет, когда я был старшим по ритуалам в монастыре, предлагая (божествам) благовония и чай, у  нас не было медиума Нечунга. 31 марта 1987 года в момент распространения благовоний мое тело будто пронзил электрический ток: я находился в полном трансе и не мог ничего вспомнить.

FP:  Вам нужна была какая-то особая подготовка?

ТН: Все мои предшественники вышли из разных слоев общества: одни были чиновниками высшего ранга, другие - ламами, а некоторые - мирянами. В тот момент [когда я впал в транс], Нечунг сделал свой выбор. Два дня спустя Его Святейшество [Далай-лама] назначил мне аудиенцию и попросил рассказать о том, что со мной случилось. Я поведал Его Святейшеству обо всех своих снах и полученных знаках. Его Святейшество спросил: «Вы согласились бы стать медиумом? Не будет ли это для Вас проблемой? Иногда медиум испытывает физические недомогания и заболевает». Я ответил: «Если то, что я стану медиумом, поможет тибетцам и всем живым существам, то я, несомненно, готов».

FP: Вам пришлось пройти какое-нибудь особое испытание, чтобы убедиться, что дух, который вошел в Вас, не был злым самозванцем?

ТН: Его Святейшество испытал меня, когда я находился в трансе. И пройдя  тщательную проверку, я стал медиумом Нечунга.

FP: Дух Нечунга считают гневным духом. Буддизм ассоциируется с ненасилием и состраданием, однако, здесь мы имеем божество, полное негодования.

ТН: Все оракулы имеют гневный вид.

FP: Почему?

ТН: Возьмем для сравнения семью: если дети не слушаются мягкосердечную мать, то отцу приходится иногда проявлять жесткость, чтобы заставить их слушаться. И это милосердно, так как нацелено на то, чтобы дети услышали добрый совет своих родителей. Подобное встречается и среди всех людей – существуют послушные и непослушные. Вот поэтому оракулы имеют гневный вид - чтобы люди их слушались. [Смеется]

FP:  Полагаю, что совсем недавно с Оракулом советовались. О чем Вас спрашивали и каковы были пророчества?

ТН: [Смеется.] Да, совета спрашивал Его Святейшество, члены Правительства и высокие ламы. Но я не знаю, что я им сказал, так как находился в трансе.

FP: Сколько раз в году с Вами советуются?

ТН: Не существует какого-либо определенного числа. Его Святейшество просит меня  войти в транс в любое время, когда ему это необходимо. А тибетское правительство советуется со мной два раза в году - летом и зимой.

FP: Сколько раз Его Святейшество обращался к Вам в прошлом году?

ТН: Примерно семь-восемь раз.

FP: И вы никогда не знаете вопроса и своего ответа?

ТН: Многие спрашивают меня об этом, и я отвечаю, что это как сон или сны, которые вы видели ночью, а утром не можете вспомнить. Что-то вроде этого. Когда мне впервые показали видео, где я находился в состоянии транса, то я подумал: Это не я.

FP: Таким образом, Вы бы и не знали, к примеру, что с Вами советовались по поводу  волны самосожжений в Тибете?

ТН:  Не знаю. Однако позвольте мне кое-что прояснить: на пророчества оракула Нечунга просто так не полагаются. В изгнании мы придерживаемся демократических принципов. Все вопросы обсуждаются в Парламенте и в Кабинете министров, и если что-то неясно или необходимо услышать мнение или пророчества оракула, вот тогда с ним и советуются. Но в конечном итоге решение зависит от членов Парламента, а не от оракула.

FP: Вас недавно спрашивали о Срединном Пути, политике, направленной на «подлинную автономию» Тибета,  в отличие от политики, направленной на независимость [которую поддерживают более молодые активисты]?

ТН: Мне задавали этот вопрос еще в прошлом году. Находясь в трансе, я не знал, о чем меня спрашивают, но позже увидел правительственные документы, где говорилось, что оракула четко заявил, что на данный момент политика Срединного пути – это единственно верная политика.

FP: Что вы думаете о случаях самосожжения, число которых к настоящему моменту перевалило за сто?

ТН: Цель самосожжений - привлечь внимание международной общественности к тому, что на самом деле происходит в Тибете: отсутствие прав человека,  отсутствие свободы религии ... Думаю, что такой способ жертвоприношения тибетцев является ненасильственным. Обладая правом распоряжаться своим собственным телом, они жертвуют им ради других. Если вы посмотрите на то, где происходят самосожжения, то увидите, что это не совершается в [месте массового скопления людей], там, где можно причинить вред другим. Они совершаются там, где причиняется вред только себе и никому более.


Интервью провел Джеффри Бартолет -
бывший редактор и корреспондент журнала Newsweek.
Его поездка в Дхарамсалу, Индия, была спонсирована Пулитцеровским центром освещения кризисов.

По материалам:
www.foreignpolicy.com

 

 

 

на главную | новости | Тибет-2004 | Тибет-2005 | Друзья и партнеры | Тибетские Дома по всему миру
  2004-2017 © Региональная общественная организация по изучению
традиционного уклада жизни и обычаев народов Тибета «Тибетский дом»

107045, Москва, Рождественский бульвар, 19
Тел.: +7-499-130-42-97; +7-905-517-51-70
E-mail: moscow@tibethouse.ru   tibethousemoscow@gmail.com | Реквизиты