10 марта: День памяти тибетского восстания в Лхасе

10 марта 1959 года день тибетского восстания в Лхасе - 
этот день навсегда останется в памяти каждого тибетца, как трагический переломный момент в истории тибетского движения за независимость. 
День, вследствие событий которого, Далай-лама покинул Тибет.
День, который стал началам исхода из Страны Снегов множества тибетских беженцев. 
День, который унёс множество тибетских жизней и разрушил благополучие многих семей. 
День беспрецедентного геноцида по отношению к тибетскому народу.
День международного политического и человеческого равнодушия.

«Утром 20 марта войска НОАК перешли в наступление и заняли дворец Потала, а затем и всю Лхасу. Уже 28 марта 1959 г., как сообщало агентство Синьхуа, китайские войска установили свой контроль над Нгари, Гьянцэ, Паро, Ятуном, Нетоном, Линьчжи, Чамдо и Чаюем. 8 апреля войска НОАК форсировали Цанпо. Здесь развернулись бои, в которых быстро проявилось полное военное превосходство НОАК. После разгрома сил беженцев из Восточного Тибета — кампа и амдова — в районах южнее Цанпо части НОАК продолжали подавление групп повстанцев на всей территории Тибета. Между мартом 1959 и сентябрем 1960 г. было убито 87 тыс. повстанцев [Далай-лама XIV, 1992, с. 148, 191], 25 тыс. человек арестовано. За пределы КНР начиная с марта 1959 г. в течение года бежали 80 тыс. человек [Богословский, 1978, с. 86]».

По материалам книги
«И. Кычанов, Б.И. Мельниченко. История Тибета с древнейших времен до наших дней»

 

Здесь мы приводим отрывок из книги тибетского историка, политика и соратника Далай-ламы цепёна Вангчуг Дечен Шакабпы «Тибет. Политическая история».

К 1958 году тибетское население Кама и Амдо оказалось в горах в качестве партизан. Китайцы использовали артиллерию для того, чтобы безжалостно обстреливать монастыри и города. Широко использовалась практика геноцида. Движение сопротивления значительно выросло и постепенно распространилось на другие провинции Тибета. Китайские власти заявили Далай-ламе о том, что, если он не будет держаться их политики, они вынуждены будут относиться к нему так же, как к двум известным ламам из Амдо, Гунтанг-ламе и Шар Кэлдэну Гьяцо. Это было предостережением для Далай-ламы, поскольку Гун-танг-лама и Шар Кэлдэн Гьяцо были посажены в тюрьму за неоднократные выступления против китайцев.

В то же время местные газеты на тибетском языке, издававшиеся в Ганцзе, в номерах от 28 ноября 1958 года, провели пропагандистскую атаку китайцев, в ходе которой религия подверглась грубейшим нападкам, а Благословенный Будда был объявлен реакционером. Такие же обличения были сделаны и в газетах Тачинлу и Синина. День за днем в Тибете росло напряжение. В Лхасе китайцы объявили о том, что все камцы, амдосцы и прочие люди из Восточного Тибета, находящиеся в Лхасе и Шигацзе, должны вернуться в свои родные места. (Речь идет о жителях Кама и Амдо, которые бежали в Центральный Тибет из своих охваченных партизанским движением районов, спасаясь от китайских карательных операций). А если эти распоряжения не будут выполнены, то уроженцы этих провинций будут арестованы и насильно отправлены в Восточный Тибет.

Люди из Восточного Тибета, возглавляемые Адругом Гонпо Таши, совершенно открыто отправились в южный округ Дигу, создав там военную базу, объединившую несколько тысяч человек, и вступив в контакт с руководителями различных отрядов сопротивления по всему Тибету. Повстанческое объединение в Дигу организовалось в армию, названную «Данланг Тэнсунг Макгар», что значит «Добровольческая национальная армия защиты».

Сопротивление разрасталось, и нападения на китайские конвои и военные лагеря стали частыми. Число людей, пострадавших от китайцев, росло, и они приходили в лагеря повстанцев, вступая в ряды борцов против угнетателей. Именно в это время Комитет социальных проблем Тибета, находившийся в Индии, озабоченный серьезной ситуацией, сложившейся в Тибете, и опасаясь уничтожения прекрасной страны, ее религии, народа и монастырей, обратился к свободолюбивым народам мира с призывом вмешаться в события на стороне Тибета и установить в стране мир.

Население Южного Тибета в определенной степени страдало от набиравшей силу «Добровольческой национальной армии защиты», однако оно приняло ношу поддержки и снабжения Армии, потому что понимало, что она борется за независимость Тибета. Было много примеров, когда китайские военные, под видом тибетских кампа (повстанцев), нападали на местное население, нанося ему много вреда и страданий. Китайцы намеренно осуществляли такие жестокие действия, стремясь разобщить население и повстанцев. К счастью, люди были хорошо осведомлены о таких вещах.

В китайской политике произошло изменение. Китайские армии стремились подавить восстания в Восточном Тибете, но безуспешно. В результате, их действия рождали еще большую ненависть и сопротивление. Поэтому китайцы стали настаивать на том, чтобы тибетское правительство выступило против повстанческих сил, направив на подавление восстаний свои войска. Тибетское правительство обдумало это предложение и пришло к заключению о том, что, если тибетские войска послать воевать против «Добровольческой национальной армии защиты», то получится ситуации, когда тибетцы будут убивать тибетцев. Это самое худшее, что могло бы случиться, и это невозможно обсуждать. Может случиться и так, что войска, посланные усмирить повстанцев, вместо этого объединятся с ними, что приведет к еще более значительным беспорядкам и страданиям тибетского народа.

Китайцы угрожали, что, если тибетское правительство не начнет действовать, они начнут использовать свои тяжеловооруженные войска. Правительство не хотело предпринимать что-либо, но в конечном итоге было принято решение послать к повстанцам представителей правительства, чтобы постараться убедить партизан добровольно сложить оружие. Этот план был осуществлен, но представителям не удалось выполнить свою задачу.

В этом же году тибетцы ожидали с визитом премьер-министра Джавахарлала Неру. Визит всемирно известного государственного деятеля мог бы способствовать решению тибетской проблемы, поскольку индийский премьер-министр сам увидел бы действительное положение дел в стране. Его присутствие могло бы даже привести к мирному решению конфликта между Тибетом и Китаем. Когда он выразил желание совершить визит, китайские власти сообщили ему о том, что положение в стране не стабильно и что они не смогут гарантировать ему безопасность. Его вежливо попросили перенести визит на неопределенный срок.

К концу 1958 года тибетское повстанческое движение набрало такую силу, что оно могло контролировать полностью все округа Южного Тибета и многие округа Восточного Тибета. Тибетское правительство, стараясь мирно решать все конфликты в пользу Тибета, чувствовало, что его возможности сокращаются, поскольку китайцы непрерывно укрепляли свои силы. В Лхасу продолжали поступать сообщения о победах тибетской армии, и сильные патриотические чувства наполняли людей в столице и за ее пределами, но, прежде всего, всех одолевало постоянное беспокойство за личную безопасность Далай-ламы.

В феврале 1959 года, во время празднования Монлама, когда Далай-лама держал свой последний экзамен на звание доктора философии, китайские власти пригласили его на театральный спектакль. Они сообщили начальнику его охраны о том, что он должен приехать в военный лагерь китайцев без сопровождения. Это было недопустимым нарушением протокола. Обычно, когда Далай-лама отправлялся куда-либо, его сопровождала личная охрана, а солдаты выстраивались по пути следования. Требование китайцев было обсуждено правительственными чиновниками, которые отнеслись к приглашению с подозрением. Распространился слух о том, что Далай-лама должен посетить военный лагерь китайцев, и население Лхасы испугалось того, что он может быть похищен коммунистами.

Он должен был посетить китайский лагерь десятого марта. В этот день около 30000 лхасцев окружили Норбулинку в попытке защитить Далай-ламу от китайцев.

Тибетцы гневно протестовали и выступали против китайцев. В это же время в Индию пришли сообщения о критической ситуации в Тибете, и вскоре все газеты мира известили о тибетском восстании. Сотни тибетцев, живших в Калимпонге, отсылали неоднократно телеграммы премьер-министру Неру, прося правительство Индии выступить в интересах Тибета и человечности. Позднее делегация тибетцев, живших в Северной Индии, возглавляемая бывшим премьер-министром Луканвой, прибыла в Дели и встретилась с премьер-министром Неру и руководителями Индии, чтобы добиться их вмешательства и помощи. В это время было много случаев, когда тибетцы, шокированные и опечаленные сообщениями о трагических событиях в Тибете, умирали или заболевали психически.

В Лхасе несколько чиновников из правительства Тибета вместе с лидерами, выдвинутыми народом, провели чрезвычайное совещание и заявили о том, что Тибет больше не признает китайскую власть, опирающуюся на «Соглашение из семнадцати пунктов». За этим последовала массовая демонстрация против коммунистического режима. Дух свободы вдохновлял людей. Тибетские солдаты, которых обязали носить китайскую форму, снимали ее и надевали тибетскую. Тем временем Далай-лама неоднократно пытался уменьшить росшее напряжение. Он написал письма китайскому генералу Тань Гуансаню, в которых попытался успокоить китайцев и уговорить их воздержаться от насилия. Эти письма были написаны в часы отчаяния, суматохи и смятения.

Сам Далай-лама говорил об этом так: «Я отвечал на все его письма, чтобы выиграть время — время, которое было необходимо для того, чтобы остудить гнев обеих сторон и призвать народ Лхасы к выдержке... Самым главным моим моральным долгом в этот момент было предотвращение катастрофического столкновения безоружных людей и китайской армии».

В Лхасе повсеместно царили дикая неразбериха и неопределенность, а «Добровольческая национальная армия защиты» и партизаны прервали все китайские коммуникации на юге Тибета. Последовали восстания во многих других регионах. Представители жителей Лхасы пришли к резиденции генерального консула Индии и просили его вмешаться. Позже тысячи женщин и детей собрались у консульств Индии и Непала, ища помощи.

Тибетцы собрались, чтобы защитить Далай-ламу. Собрав все оружие, которое они могли найти, они стали устанавливать охранные посты вокруг Норбулинки. В ночь на 17 марта 1959 года Далай-лама, переодевшись, бежал из города и отправился в Индию. Китайцы не знали об этом, хотя Далай-лама и его отряд проследовали вблизи китайского военного лагеря.

После достижения южного берега реки Цангпо, Далай-лама оказался под защитой партизан. Узнав, что китайцы распустили тибетское правительство, 29 марта 1959 года в Югьел Лхунце, на пути в Индию, Далай-лама и его спутники сразу же создали новое временное правительство. Достигнув Цоны, Далай-лама отправил в Индию двух эмиссаров. Они прибыли на индийский пограничный пост Канзеймане, недалеко от Чутангму, и попросили политического убежища для Далай-ламы и тибетских беженцев.

Вскоре после этого премьер-министр Неру официально заявил в Лок Шабхе о том, что правительство Индии предоставило Далай-ламе убежище. Когда, 18 апреля, Далай-лама прибыл в Тезпур, он заявил следующее:

«17 марта два или три минометных снаряда были выпущены в направлении дворца Норбулинка. К счастью, они упали в пруд, который находился поблизости. После этого советники осознали опасность, которая грозит Далай-ламе, и в этих трудных обстоятельствах для него, членов его семьи и высших чиновников отъезд из Лхасы стал неизбежен».

19 марта, через два дня после бегства Далай-ламы из Лхасы, китайцы обстреляли Норбулинку, Поталу (резиденцию Далай-ламы в Лхасе) и несколько стратегических мест в столице. После обстрела последовали танковые и пехотные атаки. Почти 12000 людей были безжалостно убиты, и многие посажены в тюрьмы.

Только на третий день после бегства Далай-ламы китайцы узнали о нем и сразу же отправили в погоню войска и самолет, но им не удалось обнаружить беглецов. Прошло немного времени, и тысячи тибетских беженцев, в жалком состоянии, стали перебираться, всеми возможными дорогами, в Индию и другие соседние страны.

По прибытии в Индию, Далай-ламе был оказан теплый прием. В письмах, пришедших к нему от многих политических лидеров мира, выражались сочувствие в связи с трагическими событиями и радость — в связи с его благополучным прибытием в Индию. После трудного бегства на свободу Далай-лама, вместе со своей свитой, поселился в Массуре, в дачном городке, расположенном среди холмов Северной Индии. Репортеры со всего мира собрались там, чтобы услышать, что скажет Далай-лама, но, надеясь на проведение мирных переговоров с китайским правительством, он несколько месяцев воздерживался от заявлений для прессы».

Использованы материалы
www.portalostranah.ru

 

на главную | новости | Тибет-2004 | Тибет-2005 | Друзья и партнеры | Тибетские Дома по всему миру
  2004-2017 © Региональная общественная организация по изучению
традиционного уклада жизни и обычаев народов Тибета «Тибетский дом»

107045, Москва, Рождественский бульвар, 19
Тел.: +7-499-130-42-97; +7-905-517-51-70
E-mail: moscow@tibethouse.ru   tibethousemoscow@gmail.com | Реквизиты